watchnews

all things wristwatch.

nawcc/

From Weightlessness to Water: The Story of Watches
in Space Continues— Despite Some Mishaps

From Weightlessness to Water: The Story of Watches
in Space Continues— Despite Some Mishaps

In the previous article we looked at some of the earliest wristwatches to travel into space at the beginning of the 1960s. Those were, predictably, Russian-built watches, because the Soviet Union led the way in space exploration. It seems fitting to mention here one more model from America’s Cold War archrival: the Strela (Arrow) chronograph.

 

This timepiece with a small seconds subdial and a 45-minute counter was manufactured by the First Moscow Watch Factory, which reportedly based its construction on a column-wheel chronograph movement by Venus. The Strela was the first wristwatch to be used in a spacewalk, when cosmonaut Alexei Leonov spent 12 minutes in outer space outside the Voskhod 2 capsule in March 1965. While Leonov performed this perilous and unprecedented task, he was wearing his trusty timepiece, but we don’t know whether he was using it to time his extravehicular activity. Leonov faced an emergency on the return when his swollen spacesuit would not let him inside the spacecraft.

 

Meanwhile, the Americans were hard on the Soviets’ heels, and the first manned Mercury missions began in 1961, three months after Gagarin’s flight. However, the first two American astronauts, Alan Shepard and Gus Grissom, apparently chose not to wear any wristwatches at all. John Glenn, the third American in space and the first to orbit the Earth, had a TAG Heuer stopwatch strapped to his wrist as a backup timing instrument. Even though the timepiece, now owned by the Smithsonian Institution National Air and Space Museum, had a makeshift wristband, it can hardly qualify as a true wristwatch.

 

So it makes sense to begin the story of watch use by American astronauts with Scott Carpenter’s mission aboard the Aurora 7 on May 24, 1962. Carpenter was wearing a chronograph manufactured by Breitling based on its Navitimer model. The watch had been customized especially for Carpenter, who had asked for a 24-hour time format to be able to tell AM from PM easily while in space. Breitling later released the 24-hour version under the name of Navitimer Cosmonaute (choosing the French term for a spaceman, for some reason).

 

The precursor of the Cosmonaute stood the test of space travel. It was the landing that brought unexpected trouble. Because of a technical malfunction, Carpenter had to control his reentry manually and eventually splashed down 250 miles off course. While he was getting out of the capsule and into a life raft, his non-water-resistant watch was damaged and later had to be sent to Breitling for repairs.

 

Three years later Leonov and his copilot Pavel Belyayev dealt with similar issues during reentry and overshot their landing site. They landed in the middle of Russia, in a dense and impenetrable taiga forest, about 110 miles from the nearest city. The rescuers had to drop down warm clothes and food before foresters with chainsaws could make a clearing large enough for a helicopter to land. The cosmonauts were not rescued for about three days, but the Strela weathered the ordeal immaculately.

Из невесомости в океан: История космических часов продолжается, хоть и не без накладок

 

-Дмитрий Бузаджи

В предыдущей статье мы завели разговор о наручных часах, которые в 1961 г. первыми попали в космос. Разумеется, это были советские часы, поскольку освоение космоса человеком началось именно в СССР. В этой связи есть смысл упомянуть еще одну модель, которую выпускал главный противник США по холодной войне, – хронограф «Стрела».

 

Эти часы с подциферблатом текущих секунд и 45-минутным накопителем производились на 1-м Московском часовом заводе, который, по всей вероятности, взял за основу хронографный калибр с колонным колесом фирмы «Винус» (Venus). Историческое достижение «Стрелы» заключается в том, что она стала первой моделью, побывавшей в открытом космосе: в марте 1965-го космонавт Алексей Леонов провел с ней 12 минут за пределами корабля «Восход-2» (хотя мы и доподлинно не знаем, замерял ли он по хронографу время выхода). Надо сказать, операция получилась не только беспрецедентной, но и весьма опасной; так, при возвращении Леонов обнаружил, что его скафандр в безвоздушном пространстве раздулся и не проходит в люк, – пришлось стравливать воздух.

 

Тем временем американцы тоже не сидели сложа руки, и уже в 1961-м, через три месяца после полета Гагарина, начались пилотируемые запуски в рамках программы «Меркурий». Впрочем, первые двое американских астронавтов, Алан Шепард и Гас Гриссом, наручные часы с собой не брали. У третьего астронавта, Джона Гленна, который первым из американцев облетел Землю, на руке в качестве запасного прибора времени был закреплен секундомер «ТАГ Хойера» (TAG Heuer). Но хотя к этому устройству (которое ныне принадлежит Смитсоновскому институту) приделали ремешок для ношения на руке, считать его полноценными наручными часами все же нельзя.

 

Таким образом, рассказ о наручных часах американской космической программы логично будет начать со Скотта Карпентера, который в полет на «Авроре-7» 24 мая 1962 г. взял с собой хронограф «Брайтлинга» (Breitling). Это был индивидуальный экземпляр, отличавшийся от серийной модели «Навитаймер»  (Navitimer) 24-часовым циферблатом: Карпентер попросил именно такой, чтобы на орбите было удобнее распознавать время до и после полудня. Позднее «Брайтлинг» пустил 24-часовой хронограф в серию, окрестив его Cosmonaute (почему для обозначения покорителя космоса было выбрано французское слово, не очень понятно).

 

Карпентеровский «навитаймер» перенес космическое путешествие превосходно – неприятности, как  ни странно, поджидали на земле. Из-за отказа аппаратуры астронавту пришлось корректировать траекторию спуска в ручном режиме, и в результате он приводнился примерно в 400 км от расчетной точки. Пока он выбирался из капсулы на плот, его хронограф, не обладавший влагостойкостью, промок и испортился. Позже его пришлось отослать на почину в «Брайтлинг».

 

Три года спустя, возвращаясь после своего знаменательного полета, Алексей Леонов и его напарник Павел Беляев столкнулись со схожими техническими трудностями. В итоге они приземлились в нерасчетном районе, в глухой тайге, примерно в 180 км к северу от Перми. Вылетевшим на подмогу спасателям пришлось сперва сбрасывать им еду и теплые вещи, а потом десантировать лесников с бензопилами чтобы расчистить площадку для посадки вертолета. Эвакуации космонавты дожидались в лесу три дня, но, судя по всему, «Стрела» вынесла это испытание с честью.

JOIN THE NAWCC

Top Watch Sites

514 POPLAR ST / COLUMBIA PA / 717.684.8261 ext. 212 / WATCH_EDITOR@NAWCC.ORG